«Позвонил Карпин, сказал приезжать. Я по всему городу искал, где сделать визу». Интервью Кирилла Малярова

Кирилл Маляров – один из ярчайших игроков Мелбет Первой лиги. Харизматичный новичок «Балтики» начинал в академии «Спартака», вынудил Валерия Карпина провести отдельную установку для болбоев, четыре раза попадал в клубы из Нижнего Новгорода, ездил на просмотр в «Дженоа» и играл против Горана Пандева, приковывал к себе внимание всего мира игрой в Белоруссии в пандемию и даже подвергся нападению родного брата после благотворительного медийного матча.

С возвращением в профи Кирилл не перестал хайповать: после ничьей с «КАМАЗом» Маляров назвал игру соперника колхозной и сам был наказан пресс-службой фотосессией в образе колхозника. При этом Маляров жжёт и на поле: он важный игрок основы «Балтики», которая после 10 туров Мелбет Первой лиги идёт вровень с «Рубином» и уступает «Алании» всего 2 очка.

Кирилл Маляров
Кирилл Маляров

Из огромного, откровенного и огненного интервью Metaratings.ru от универсала, который к 25 годам поиграл в десяти клубах на плюс-минус на всех позициях, вы также узнаете:

  • почему он назвал «КАМАЗ» колхозом;
  • как мог стать одноклубником Дзюбы и Ракицкого;
  • из-за кого не смог закрепиться в «Дженоа»;
  • почему не понимает игроков Второй лиги, бегущих в медиафутбол;
  • что за войну ему объявил родной брат Никита.

«В России интервью футболистов – всегда банальщина и скукотища. Я хайпанул немножечко»

– Кирилл, давай начнём с последней громкой истории, связанной с тобой. После 0:0 с «КАМАЗом» ты назвал игру челнинцев колхозной. Почему?

– Когда я назвал игру «КАМАЗа» колхозной, то хотел сказать о том, что происходило внутри поля. О том, сколько мата и какие оскорбления там были от соперника. Меня, видимо, не все поняли, но, если так цитируют, то значит вышло хорошо. Значит, хайпанул немножечко (смеётся).

– Это было дерзко с твоей стороны.

– Понимаешь, в России футболисты, когда дают интервью, получается всегда такая банальщина и скукотища, в которой нет никакого смысла. И лишь в редких случаях, когда кто-то скажет что-то интересное, все начинают обсуждать. Мы должны быть открытыми к болельщикам и больше делиться футбольной жизнью.

– А ещё тебя смутил вопрос «здорово ли отнять очко у лидера сезона», на что ты ответил: «Скажи мне в начале сезона, что «КАМАЗ» будет лидером, я бы не поверил». Почему ты так низко оцениваешь «КАМАЗ»?

– Да хотя бы потому, что не было понятно, сыграют они в Первой лиге в этом сезоне или нет. В конце сезона посмотрим, кто на каком месте закончит чемпионат.

– А кто, по-твоему, сейчас в Мелбет Первой лиге демонстрирует самую привлекательную игру?

– Если ориентироваться на цифры, которые выложила лига, то «Балтика» там в лидерах по многим показателям. Как бы ни говорили хейтеры, что, например, у нас нет хороших нападающих, мы много забиваем. А вообще неплохо играет «Нефтехимик», который тренирует мой хороший знакомый Кирилл Новиков. Я уверен, что он поставит эту команду на рельсы.

– «Балтика» круто обыграла эту историю и устроила тебе фотосессию в образе колхозника. Как отнесся к этой воспитательной мере?

– Я очень позитивный и эту историю воспринял с приколом. Браво нашей пресс-службе за креатив! Считаю, что такой нестандартный подход должен быть в каждой команде.

– Игнашевич как-то отреагировал на историю?

– Да нет, абсолютно спокойная реакция, Сергей Николаевич ничего мне не говорил после этой истории.

– Расскажи, какие у тебя впечатления от первых месяцев работы с Игнашевичем?

– Сергей Николаевич – легенда. С какими футболистами он играл за «Локо» и ЦСКА, с какими тренерами работал! Думаю, после завершения карьеры у него накопилось полно конспектов с разными наработками. Чувствуется, что он многое подчеркнул для себя, много объясняет, что правильно делать футболистам, а что нет. Главное – результат, и пока у нас всё хорошо.

– Правда, что он очень много времени уделяет тактике?

– Есть такое: каждый футболист «Балтики» должен знать, что делать на поле. Мы пытаемся играть в атаку, но современный футбол требует много отрабатывать в защите. Мы стараемся, чтобы у нас 11 человек держали оборону и 11 человек действовали в атаке.

– А какие-то индивидуальные беседы у вас были? На что он просил сделать упор или что-то поменять в игре?

– От меня Сергей Николаевич просит, чтобы я больше играл в атаку. Моя позиция латераля говорит о том, что впереди я должен играть как крайний нападающий, а при обороне – как крайний защитник. У меня не так много голевых действий, пока в этом сезоне 1+1. Работаем дальше.

– Тебе уже доводилось видеть Игнашевича в ярости? Что может вывести Сергея Николаевича из себя?

– За это время ещё не видел и, наверное, это к лучшему (смеётся). Сергей Николаевич может напихать, но прям ярости не было. После неудачных игр говорит, что нет смысла жалеть, важно сделать работу над ошибками и идти к следующей игре.

– А какова роль Игнашевича в том, что ты летом выбрал именно «Балтику»?

– Как я знаю, Сергей Николаевич хотел видеть меня в «Балтике». Самое главное, чтобы тренер рассчитывал на тебя, и ты подходил под его требования. Из-за определённых обстоятельств я сразу сюда приехать не смог, но к концу июня уже был в расположении команды.

– Помимо «Балтики», были ещё интересные варианты?

– Да, одна история была. Я мог перейти в клуб из Турции, где сейчас играет Артём Дзюба («Адана Демирспор» – прим. Metaratings). Мне один человек сказал, что попробует провернуть переход. Суть в том, что у клуба есть ведущие игроки – это обойма из 15 человек, которые выступают за основной состав, а есть игроки с небольшими зарплатами под обойму, чтобы выходить на замену с надеждой, что кто-нибудь из них выстрелит. К тому моменту я уже выбрал «Балтику», и я не стал ничего ждать, надеяться. В прошлом году я тоже ждал и в итоге остался без клуба на полгода.

– «Балтика» здорово стартовала: всего одно поражение после десяти туров и третье место. Есть у нынешней команды потенциал бороться за выход в РПЛ?

– Конечно, ставим высокие цели, но у меня такой подход, что нужно идти от игры к игре. Нет смысла думать о том, что будет в конце сезона, когда вот есть матч – и его нужно обязательно выиграть.

– У вас четыре легионера в команде: два серба, босниец и черногорец. Расскажи, с кем из них успел больше всего подружиться? Уже успел обучить ребят русским словам?

– Слушай, они все говорят по-русски. У них есть предводитель в лице Младена Кашчелана, а ещё Иван Остойич очень хорошо знает язык.

– А тебя сербским словам научили?

– Футболисты обычно обучают не самым хорошим словам, поэтому лучше мы не будем о них говорить (смеётся).

– Слышал, что ваш капитан Младен Кашчелан – большой шутник. Кто больший весельчак в «Балтике», ты или Младен? А кто самый веселый в команде?

– Там сразу все юмористы и все любят шутить надо мной, потому что я постоянно попадаю во всякие истории. Там в раздевалке есть и Павел Воля, и Гарик Мартиросян, там сразу все на меня накидываются. Я спокойно это воспринимаю, всё-таки я главный ньюсмейкер команды.

Кирилл Маляров
Кирилл Маляров

– Ты за свои 25 лет побывал во многих городах России, как тебе Калининград? Чувствуется, что ближе к Европе, чем остальные города?

– Я переехал в Калининград с женой и ребёнком. Это как будто другая Россия. Очень европейский город с каким-то европейским менталитетом. Здесь кажется всё по-другому, а ещё тут обалденно красиво и есть море. Есть пару мест, куда приезжаешь, а там всегда столько народу, будто люди вообще не работают.

– Калининград – это всегда долгие перелеты. Уже привык?

– Это же лучшая лига мира, это нормально, что постоянные перелёты. Всё же лучше, чем на автобусе или на поезде кататься. Нам хоть повезло, что «СКА-Хабаровск» нас принимал в Казани, а раньше у меня были сезоны, где за один год Хабаровск, Владивосток, Южно-Сахалинск. Вот это настоящая ФНЛ.

– Как обычно убиваешь время в самолете?

– Музыку я уже всю переслушал и мне настолько это надоело, что я перешёл на аудиокниги. Это успокаивает. Сейчас я слушаю «Иди туда, где трудно. 7 шагов для обретения внутренней силы». Ключевая мысль, что даже самая маленькая травинка может пробить асфальт. Каждый из нас может достигнуть сверхвысот

«Я быстро подал мяч соперникам – и после пропущенного мяча Карпина давал установку болбоям»

– Твой отец Анатолий Маляров в прошлом футболист, судья и инспектор матчей. Расскажи, как он прививал тебе любовь к футболу, на какой первый матч тебя сводил?

– Папа отвёл меня в школу «Спартака», в которой я провёл 11 лет. Я не застал его судейство, а вот на играх «Спартака», ЦСКА, которые он инспектировал в Москве, часто бывал. В детстве за «Спартак» я мячи просто подавал, а с папой мог находиться внутри, мимо раздевалок походить, увидеть всех футболистов. 

Кстати, есть одна забавная история из того времени. «Спартак» играл то ли с «Кубанью», то ли ещё с кем-то. Я подавал мячи и в эпизоде быстро отдал мяч соперникам. Мяч быстро ввёл, тут же аут, подача и гол. А тогда «Спартак» тренировал Валерий Карпин.  И после этого пропущенного гола он давал установку, чтобы мы медленнее давали мяч сопернику, а своим – наоборот быстрее. Он меня тренировал в «Ростове», я Карпину эту историю так и не рассказал. Помнишь историю с Жозе Моуринью и болбоем, благодаря которому «Тоттенхэм» смог забить? Это важный аспект домашних матчей, чтобы ребята помогали своей команде.

– Ты рассказывал, что начал заниматься в академии «Спартака» в Сокольниках, потому что это было близко к дому. Это было твое желание или отец настаивал?

– Самое главное, что там был хороший тренер Виктор Петрович Кечинов, которого мой отец хорошо знал. Именно он перевёл меня на позицию защитника, а начинал я нападающим. Он увидел, что, когда все бегут вперёд, я иногда оставался сзади и пытался отбирать мячи.

– А вообще ты топил за «Спартак» в детстве? Кто был твоим любимым футболистом?

– Все говорят, если ты играешь в академии «Спартака», то должен обязательно за него болеть. Симпатия, конечно, у меня была – видишь каждый день этот ромбик на груди, но без фанатизма. А любимым футболистом был Месси, потому что мама как-то на отдыхе купила футболку сборной Аргентины с 19-м номером, так она до сих пор где-то дома лежит. Я в ней года два играл. Жаль, что пока с Лео не пересекались на футбольных полях.

Кирилл Маляров
Кирилл Маляров

– Ты 1997 года рождения. Кто из академии твоего года сейчас на слуху?

– Георгий Мелкадзе в «Сочи», Артём Мамин в «Урале». Я могу включить сюда и Даню Фомина, потому что он полгода был в «Спартаке» и даже к нам приезжал на турниры какие-то. Мы с ним до сих пор в хороших отношениях. А по поводу Мелкадзе, удивляюсь, что он уже полысел. В 13 лет с бородой был, а сейчас полысел и не узнаю его уже.

– Вспомни, кого из нераскрывшихся считали мегаталантливым из твоих возрастов?

– У нас был лучший бомбардир Дима Маликов. Он забивал наравне с Колей Обольским, который сейчас в третьей испанской лиге играет. На двоих они по 80 мячей забивали, каждый по 40. Где сейчас Дима, я не знаю, а Коля в Испании.

– Согласен с тем, что есть большая пропасть между юношеским футболом и профессиональным? Зачастую талантливые ребята просто теряются, так и не дойдя до основного состава?

– У меня в этом плане было преимущество, потому что я чуть ли не с 12 лет играл параллельно в любительском футболе, плюс я играл на Московскую область с мужиками 11 на 11 в Наро-Фоминске. И я как-то легко адаптировался, не боялся, что кто-то под меня подкатится. Тут ещё ведь и от психологии зависит. На детском уровне гораздо меньшее сопротивление, а в профессиональном тебе не дадут подумать.

– Ты сказал про адаптацию и психологию, а первые заработки губят молодых игроков?

– Есть такое, у нас как-то 50 на 50. Кто-то выдерживает, кто-то нет, но важно, чтобы с тобой был кто-то, кто подскажет, что делать с деньгами и как к ним правильно относиться. Ты играй – и у тебя будет ещё больше денег. А некоторые думают, что деньги пришли и надо их быстрее потратить на гулянки, клубы, Дубай, «Феррари». Хотят успеть всё, но для отдыха есть отпуск, а всё остальное время тренировки.

– А свои первые заработанные деньги в футболе помнишь? На что потратил?

– У меня первые деньги, можно сказать, были с контракта в нижегородской «Волге». По-моему, я ими институт пытался оплатить – и то не хватило.

– Кстати, про учёбу: ты рассказывал, что учился на дизайнера и сменил аж четыре института. Почему сделал такой не типичный для спортсмена выбор и почему так часто менял вузы?

– Выбрал дизайн, потому что у меня знакомая поступала в институт, а мне не хватало баллов по ЕГЭ для нужного факультета. Рисовать я с детства умел, а потом понял, что на дизайнера учиться тяжело. К тому же люди не понимали, что я футболист, и у меня нет времени всё посещать. Я перешёл в другой институт уже на менеджмент, а в нём началась смена правления. Только я начал учиться – институт закрыли из-за лицензии. Перешёл в третий вуз, так же отучился – и его закрыли. Четвёртый я успел окончить – и его закрыли. Не знаю, с чем это связано. Я, конечно, и нижегородскую «Волгу» закрывал, но чтобы три из четырёх институтов...

«В лучшей лиге мира Рубен Диаш не играл, но согласись, что у него карьера тоже неплохо пошла?»

– В 16 лет ты подписал первый профессиональный контракт с нижегородской «Волгой». Расскажи, как уходил из «Спартака».

– У меня тогда был тренер Владимир Бесчастных, и появилась возможность съездить на просмотр в дубль «Волги». В «Спартаке» я сказал, что заболел, потому что меня бы не отпустили. В Нижнем Новгороде главный тренер Зиновьев сказал, что я понравился, приезжай. Поговорил с Владимиром Евгеньевичем Бесчастных, он сказал: «Езжай, твой выбор». Спокойно отпустили – и начал с зимы играть.

– Параллельно в основном составе играли Дмитрий Сычёв, Евгений Алдонин, Дмитрий Булыкин. Удалось ли с ними пересечься на тренировках, кто из того состава произвел на тебя впечатление?

– Да там была команда в порядке, все легенды собрались. Я-то сейчас легенда, а они уже тогда были Сычёв, Каряка, Алдонин, Булыкин. С ними можно было РПЛ брать, если бы они чуть помоложе были бы. Иногда их спускали из основы в дубль поиграть для поддержания практики.

– Между сезоном 2013/14 за дубль «Волги» и сезоном 2015/16 в ФНЛ пропущен ровно год. Как так получилось, что ты пропал с футбольных радаров?

– У меня был просмотр в дубле ЦСКА, в «Факеле», в «Тамбове», но у меня что-то нигде не получилось. В итоге я остался без команды и играл в ЛФЛ 8 на 8 в Москве и пошёл в институт на дизайн.

– Получается, ты пропустил год?

– Нет, там у «Волги» стало всё совсем плохо, и они меня в сентябре позвали обратно. Но так как у них был запрет на регистрацию новичков, то я с ними просто тренировался. Самое интересное, что после того сезона ввели правило, что после окончания трансферного окна можно заявлять доморощенных футболистов, а я формально им считался для «Волги».

Кирилл Маляров

– В статусе игрока «Волги» ты сыграл три матча за сборную России U19 в отборе к Евро. Что об этом помнишь?

– Помню, что мы играли с Португалией, а у них в защите был Рубен Диаш, который сейчас в «Манчестер Сити». Всего лишь «Сити». В лучшей лиге мира он ещё не играл, но согласись, что тоже неплохо у него карьера пошла? Мы тогда были не слабее тех же португальцев, сыграли вничью 1:1, словенцам проиграли, выиграли у шведов, а из группы, к сожалению, не вышли.

– В 2016-м «Волга» окончательно закрылась. Расскажи, столкнулся ли тогда с задержками зарплаты и невыплатой долгов, как это обычно бывает?

– Премии просто не заплатили всей команде. У меня была зарплата 20 тысяч рублей, хоть мы весь сезон играли в первой лиге. А премия составляла больше миллиона рублей. Там был закон от ФИФА, что можно было эти деньги получить. Я думал, что кто-нибудь за меня этот вопрос решит, но ничего не сделали.

«Если бы парень в «Дженоа» покатил мне на пустые ворота, жизнь у меня могла бы кардинально измениться»

– Правильно я понимаю, что, когда ты переходил в московское «Динамо», была договорённость, что ты будешь тренироваться с основой, но играть за «Динамо-2»?

– Так и было. Начал тренироваться в «Динамо-2», сказали, сейчас команда приедет со сборов из Австрии – и начнёшь тренироваться с основой. К сожалению, так и не начал. А я что, 19 лет, никто не подсказал, сам по себе, я молча расстроился, потому что несколько молодых футболистов в основе тренировались. Это я сейчас понимаю, что зря обижался и надо было работать, а тогда ходил обиженный.

– На позиции правого защитника тогда играли Алексей Козлов и 35-летний Люк Уилкшир. Как думаешь, смог бы выиграть у них конкуренцию, если бы Калитвинцев дал такую возможность?

– Уилкшир там уже поменьше играл, больше Алексей Козлов. Думаю, меня можно было в какой-нибудь момент выпустить. Да и не то чтобы выпустить, хотя бы с основной командой дать поработать. Я же не из молодёжной команды пришёл или ПФЛ, я уже играл в той же ФНЛ – и всё нормально было. Ну, что произошло, то произошло.

Кирилл Маляров
Кирилл Маляров

– В сезоне-2016/17 зацепиться за основу «Динамо» у тебя не получилось, зато зимой ты был на просмотре в «Дженоа». Расскажи, как тебя вообще занесло в Италию.

– Роман Орещук по каким-то связям предложил такой вариант, как можно отказаться от такого предложения? Меня сначала отправили во вторую команду и течение четырёх дней смотрели, как я играю. Там, кстати, был 15-летний Пьетро Пеллегри. Он на тот момент таким огромным был, что я был уверен, что он старше меня. Потом он играл в «Монако» с Головиным, а сейчас с Миранчуком в «Торино». Отец Пеллегри был помощником у Ивана Юрича, который тогда тренировал «Дженоа», а сейчас возглавляет «Торино».

– Чем ещё запомнился тот просмотр?

– У нас была двухсторонка с основным составом. Там были Горан Пандев, Диего Лаксальт, Джованни Симеоне. Основные играли против друг друга, а молодые по ходу матча выходили. Я отыграл минут 20 левым полузащитником. У меня даже был шанс забить. Если бы парень покатил на меня, и я бы забил в пустые ворота, то у меня бы так жизнь могла кардинально измениться.

– Когда играл с Пандевым и другими игроками основы «Дженоа», чувствовалось, что совсем другой уровень?

– Это даже не то что оказаться в РПЛ. Это совсем другой уровень, всё другое. Понимаю, что мы, российские игроки, недалеко от них, нам просто нужно как-то туда попасть, но не все согласны менять привычную, тепличную российскую среду и выходить из зоны комфорта. Тут ведь нужно доказывать.

– Чем отличается тренировочный процесс в России и Италии?

– Самое главное – интенсивность тренировок. Если поддерживаются большие скорости, то и в игре проще. С Россией сравнивать сложно, потому что всё равно всё зависит от тренера. У нас в «Балтике», например, хорошие интенсивные тренировки.

– Как тебе сказали о том, что не берут?

– Меня смотрели около недели, а тогда у «Дженоа» были плохие результаты. Ивану Юричу я понравился, но ему к тому моменту уже нашли замену («Дженоа» возглавил Чезаре Пранделли – прим. Metaratings), и вопрос по мне был закрыт.

Диего Лаксальт

– Закроем и тему с «Динамо». Формально при тебе команда вернулась в РПЛ, но следующий сезон ты провёл уже в составе нижегородского «Олимпийца». Почему «Динамо» тебе не предоставило шанса?

– Тогда пришло новое руководство, сказало, что не заинтересовано во мне, а мне агент сказал: «Давай разорвём контракт и перейдём в «Олимпиец». Не знаю, может, надо было остаться в «Динамо» и запросить аренду. Может быть, шанс бы ещё предоставился.

«Предложений совсем не было, поддерживал форму в любительской лиге 8x8. И тут звонок: «Тебе сейчас Карпин позвонит»

– В «Олимпийце» ты играл у Николая Писарева. Какой он тренер?

– Хороший тренер. Я пришёл, начал доказывать, что готов играть, но первые семь игр он меня вообще не ставил. Я думал, а зачем меня вообще тогда брали? Потом у команды были слабые результаты, меня выпустили и начал играть уже постоянно. Кстати, первую полную игру сыграл против «Балтики» в Калининграде.

– Правильно я понимаю, что именно Писарев первым раскрыл твою универсальность и при нём тебя с правого фланга обороны стали чаще использовать слева?

– Не сказал бы, но слева я начал играть больше. Мы тогда играли в пять защитников. Когда правоногий футболист играет слева, то ты просто чуть по-другому играешь, стараешься чаще использовать сильную ногу. Ивану Перишичу не мешает играть всю жизнь слева то, что он правша. Слева я могу смещаться под удар. Иногда соперники думают, что я буду уходить под правую, а я убираю под левую и подаю.

– Сейчас Писарев работает вместе с Карпиным в сборной России, оба тебя отлично знают. Есть планы напомнить им о себе?

– Думаю, что они меня хорошо помнят по моим историям. Теперь осталось только на футбольном поле доказать, что я достоин сборной России. Думаю, всё получится. В нынешних реалиях это вполне возможно.

– Почему ты покинул «Олимпиец» в итоге?

– Меня Роберт Евдокимов позвал в «Ротор». Подумал, амбициозный проект, новый стадион. Сейчас там 15 тысяч ходят на вторую лигу, а когда я пришёл, то собиралось по 35 тысяч. И это уже после ЧМ по футболу. Для меня это был космос. К сожалению, у нас результаты были не самые лучшие, но играть при такой мощнейшей поддержке – это крутой опыт.

– Какой тренер Роберт Евдокимов? Говорят, что он очень требовательный и у него большие нагрузки.

– Так и есть, он требовательный во всём. Каждый футболист должен не только хорошо играть, но и хорошо выглядеть вне поля, в нормальной одежде, а не в трениках. В общем, порядок должен быть везде.

– А можно назвать Роберта Евдокимова лучшим или любимым тренером в твоей карьере, потому что он тебя звал и в «Ротор», и затем в «Нижний Новгород»? Кажется, химия у вас присутствует.

– Он нашёл ко мне подход, а это важно, чтобы ты при тренере проявлял свои лучшие качества. Я не стал бы кого-либо называть лучшим тренером в своей карьере. Я работал со многими классными спецами: что сейчас с Игнашевичем, что до этого с Карпиным, Евдокимовым. Тут можно посмотреть по моей статистике: с Евдокимовым я стал лучшим защитником ФНЛ, а при Игнашевиче сейчас голы забиваю и голевые отдаю. Тоже хорошо. Буду завершать карьеру, можно будет подвести итог, а пока рано.

– Если бы не получил приглашение в «Ростов», то остался бы в «Роторе» еще на сезон?

– Я вторую часть сезона в «Роторе» вообще не играл. Мне сказали в марте, чтобы я летел домой – деньги и так будут платить. Там пришёл новый тренер Игорь Меньщиков и меня, похоже, вообще не видели в составе. Я этого не понимаю, я хорошо отыграл первую часть сезона. Отправьте меня в январе в другой клуб, зачем меня было держать? И таких молодых футболистов в то время было несколько.

– Как пришло предложение из «Ростова»?

– Лето, предложений совсем не было, я как обычно поддерживал форму в любительской лиге 8x8. И тут звонок: «Тебе сейчас Карпин позвонит». Я в шоке: «Кто, как, зачем? Точно Карпин?» Звонит Валерий Георгиевич, говорит: «Привет, Кирилл. Как дела? В каком состоянии находишься?» Я ему всё подробно рассказал, и Карпин сказал: «Приезжай». «Ростов» тогда был в Австрии на сборах, а у меня визы не было. Я по всему городу искал, где её сделать подешевле, а все ценники от ста тысяч рублей. До конца сборов всего четыре дня было.

– Что было дальше?

– Решили, что приеду в Ростов. Приехал, две-три недели провёл на просмотре. Потом Карпин подошёл и сказал, что решили подписать со мной контракт. Я тогда подумал, что Карпин просто так не будет брать игрока, который ему не нужен. При том, что состав тогда был бешеный с Поповым, Еременко, Норманном, Байрамяном, Ионовым и Шомуродовым.

– Расскажи о том, какой Валерий Карпин тренер.

– Георгиевич любит пошутить. Очень много следит за жировой футболистов, чтобы она была, как у легкоатлетов. У меня проблем с лишним весом никогда не было.

– В «Ростове» ты провел лишь один официальный матч – в Кубке России против «Мордовии» и даже сделал голевую передачу. Почему после успешного дебюта Карпин больше тебя не задействовал?

– Не знаю, надо у него спросить. Опять же, тогда был очень сильный состав, и на моей позиции играл Алексей Козлов правым защитником. Самое интересное, что в Кубке я сыграл правого инсайда.

– Карпин тебя видел правым защитником или вингером?

– Он меня смотрел на разных позициях и в центре поля, даже опорника иногда играл на тренировках.

– С кем больше всего сдружился в том «Ростове»?

– Я общался с Саней Долговым, который в «Химках» сейчас, с Димой Чистяковым, с Сашей Саплиновым, с Егором Бабуриным. Да со всеми были хорошие отношения.

– Ты наверняка бил пенальти Егору Бабурину. Он всегда выпрыгивает из-за ворот раньше удара?

– Да ну, это стечение обстоятельств, думаю, он тот матч «Торпедо» с «Ростовом» запомнит на всю жизнь. Конечно, жалко, что он два раза выскочил за линию ворот. Для него эта игра была принципиальна, его весь «Ростов» потом и утешал.

– Ты застал Эльдора Шомуродова. Было заметно по нему, что его в ближайшем будущем захочет видеть у себя в команде Жозе Моуринью?

– Не знаю, как Жозе Моуринью, но задатки для нападающего у него были хорошие. Он много забивал, поэтому не удивлён, что его захотел «Дженоа», а затем и «Рома». К сожалению, он сейчас столкнулся с такой конкуренцией, что там Абрахам, в подыгрыше Дибала и на замене Белотти.

Кирилл Маляров и Валерий Карпин
Кирилл Маляров и Валерий Карпин

– Кстати, по поводу Дибалы. Ты празднуешь голы в его стиле. Как так получилось?

– Когда я играл в Казахстане, то у нас была фотосессия, где ты должен показывать празднования голов на камеру. Я подумал, что всё уже было и нужно что-то прикольное. Вспомнил, что у Дибалы классное празднование и решил повторить. Потом я в «Балтике» так же сфотографировался, а затем забил гол и так же отметил. Отсюда эта фишка.

– Чем крут Маттиас Норманн?

– Прежде всего объёмом, пробегал по 12 километров каждую игру. У Карпина была энергозатратная игра, мы должны были всех перебежать. К тому же у Норманна хорошая передача и его мощность. У Карпина все были качками, кроме меня. Я как был тонким, так и остался, но зато быстро бегаю.

– Говорят, что Зайнутдинов самый универсальный футболист в РПЛ. В сборной Казахстана его используют в атаке, в ЦСКА – в центре защиты. Ты с ним поиграл, как он тебе?

– Баха – хороший футболист, который может выполнять требование тренера и в то же время импровизировать. Он успешно играет в трёх центральных защитников в ЦСКА. Для футболиста самое главное – быть нужным команде и играть. Он же не скажет главному тренеру, что будет играть только на этой позиции, а на этой нет. Уровень Бахи позволяет ему сыграть и в атаке, и в обороне. Я тоже играл форвардом в «Волге», в центре полузащиты, левым и правым латералем. У меня, по-моему, на Transfermarkt даже все позиции есть, кроме вратаря.

– У тебя был четырехлетний контракт с «Ростовом», но ты его расторг. Как и почему?

– Был сбор в Дубае, и уже по отлёте мне сказали, что я не нужен «Ростову». Я подходил к Валерию Георгиевичу, он сказал, что это не его решение, а сверху. Для меня до сих пор загадка, почему так вышло. Почему я должен уйти, если мог бы так же запросить аренду? Сейчас нет смысла грустить, а Валерию Карпину могу лишь сказать спасибо за шанс.

«Показал в Белоруссии старую повестку и попросил это не афишировать, а они опубликовали: «Кирилл Маляров уезжает от нас в армию»

– Как появился вариант с белорусской «Белшиной»?

– Я был без клуба, и мой отец позвонил Георгию Петровичу Кондратьеву, действующему тренеру сборной Белоруссии. Он мне дал два варианта – Городея и Бобруйск. Я выбрал «Белшину», никакого контракта согласовано не было, но в любой момент могли закрыть границу из-за пандемии коронавируса, мы собрали вещи и поехали. Приехал, потренировался, должен был играть защитником, а мне сказали, что нужен атакующий футболист. Говорю: «Спасибо, а что мне теперь делать, ехать обратно?» Я им сказал, что, если потребуется, то и в атаке сыграю. В итоге остался и подписал контракт.

– Правда, из-за этого перехода ты сильно рассорился со своим агентом Романом Орещуком. Или в чем были причины разрыва вашего сотрудничества?

– Это было уже позднее, когда я из «Белшины» в «Нижний Новгород» переходил. Не знаю, что Орещук про меня рассказывает. Лично я про него ничего плохого никогда не говорил. Он обиделся на меня за то, что я начал общаться с другими агентами. Он мне не нашёл вариант зимой, каких-либо договоров у меня с ним не было. После истории с «Ростовом», в которой я до сих пор не знаю, почему, что и как произошло. У меня к нему претензий нет, жизнь не стоит на месте.

– Если сравнивать по уровню ту «Белшину» с любым российским клубом, то из какой лиги был бы этот клуб и на что бы претендовал?

– Наверное, на тот момент это уровень последней команды ФНЛ. Там буквально через неделю все чемпионаты закрылись, и на тот момент это был топ, на уровне Лиги чемпионов. На нас смотрел весь мир, а не на Роналду с Месси. Особенно на игру Кирилла Малярова в нападении. Представь, что с футболом было в то время. Играли в обороне мы плохо, потому что я играл в атаке, а в нападении я тоже ничего не мог сделать, поэтому «Белшина» шла на последнем месте.

– В Белоруссии всячески игнорировали наличие коронавируса. Какое у тебя было к этому отношение, не было ли опасений, поддерживал ли как-нибудь дополнительно свое здоровье?

– Нам говорили ходить в баню каждую неделю, мы и ходили. Мы с женой чувствовали себя хорошо.

– Расскажи про историю с повесткой из армии.

– Мне нужно было уезжать уже в «Нижний Новгород» к Роберту Евдокимову. У «Белшины» была игра, которая уже ни на что не влияла. Я сказал, что меня вызывают в армию, показал старую повестку и попросил это не афишировать, а они опубликовали: «Кирилл Маляров уезжает от нас в армию». В топе в тот день было три новости: Маляров, Лукашенко и Милевский. После этой истории столько мемов было, даже в России не могли понять, что происходит со мной.

Лучшие букмекеры для ставок на футбол!

– «Нижний Новгород» с тобой вышел в РПЛ, но ты в команде не остался. Почему?

– Мне сказал агент, что контракт на улучшенных условиях согласован. Думал, всё хорошо, в итоге сели, огласил те условия. Мне сказали, что ответят позже. Прошло две недели, контракта нет, зато пригласили на условиях просмотра. А у меня тогда были варианты с «Уфой», тульский «Арсенал» брал на просмотр и московское «Торпедо». Я в итоге неделю в Нижнем просидел, доверился агентам, начал тренироваться при Александре Кержакове. Приезжаю домой и вижу новость – Кирилл Маляров покинул «Нижний Новгород». Сейчас я понимаю, что мне надо было самому договориться со спортивным директором Игорем Кудряшовым и с гендиректором Равилем Измайловым.

Медийный футбол, переезд в Казахстан, драка с братом

– Я слышал, что медиафутбол стал для тебя спасением в момент, когда ты остался без клуба. Расскажи о том, как стал играть за «Матч ТВ».

– Я пришёл потренироваться в команду «На спорте» к своим друзьям Сослану Гатагову и Диме Кирееву. Сослан предложил поиграть за «Матч ТВ», там познакомился со всей элитой спортивной журналистики. Меня Рома Нагучев, Дима Шнякин, Костя Генич постоянно спрашивали: ну что там, нашёл себе команду?

– А ты что отвечал?

– Отвечал, что вот сейчас, вроде вот договорились. Вроде «Урал», вроде «Уфа». А я пересказывал то, что от агентов слышал. Как же так, лучший левый защитник ФНЛ остался без клуба? Нонсенс. Были варианты из Первой лиги, но я всё время ждал РПЛ. В последние дни уже думал хоть в Армению бы поехать. В итоге «Матч ТВ», медийный футбол, гол «Амкалу», любительский футбол, победа в северо-восточной лиге ЛФЛ за «Селтик-2». Где я только ни играл за это время в Москве и области. В тот момент было главное психологически не сломаться.

– Объясни, почему многие ребята выбирают медийный футбол вместо профессионального и почему ты выбрал «Балтику», а не, например, прокачивать медийку в условном «Амкале»?

– Я тоже этого не понимаю, как можно принимать такие решения. Ладно ещё вместо слабых команд второй лиги, где зарплату платят плохо, но идти в медийную лигу... Зачем вы тогда с детства в футбол профессионально играли? Я беру не любителей и ветеранов, а тех, кто уже играл во второй лиге и теперь бежит в медийный футбол. И даже если вы там оказались, развивайтесь медийно, а не будьте просто наёмниками.

– Расскажи о команде «Матч ТВ».

– Самой скилловой была пятка Романа Нагучева. Он в каждой игре несколько раз ей играл, что дико бесило Диму Шнякина, он неистово матерился. А вообще команда «Матч ТВ» очень сплочённая, как семья.

Кирилл Маляров и Сослан Гатагов

– Как считаешь, в чем феномен медийного футбола и почему он привлекает так много молодых людей?

– Прежде всего популярность пошла от двух команд – «Амкал» и 2DROTS. Вся медийная тусовка образовалась много лет назад. Сначала были ролики про FIFA, затем челленджи, затем собирались просто в футбол играть, а теперь это доросло до уровня профессиональных команд. Я бы не сказал, что там исключительно блогеры и тик-токеры играют. Там играют люди, которые давно закончили с футболом. А популярность медийного футбола в открытости и доступности. Зрители могут ближе увидеть певцов, звёзд, блогеров, попросить у них автограф, сфотографироваться, пообщаться.

– Тебе ближе «Амкал» или 2DROTS?

– «Амкал», я оттуда знаю больше людей. С Антоном Кленовым мы одного года и лет с шести знакомы. Я мог оказаться в том же «Амкале», но меня Герман Эль-Классико спросил: «Ты заканчиваешь с футболом?» Я сказал, что нет, а «Амкалу» не нужны действующие футболисты.

– Что мог бы перенять профессиональный футбол у медийного, чтобы стать лучше?

– Открытость. Понятно, что происходящее в клубе всем знать необязательно, но некоторые футболисты играют 20 лет, а про них вообще ничего неизвестно. Никакого отпечатка –  что был в футболе, что не был. Сейчас, в век интернета, что тебе мешает быть более открытым?

Кирилл Маляров
Кирилл Маляров

– Как тебе кажется, трэшток и легкие провокации, какие есть, например, в ММА, уместны в профессиональном футболе?

– С одной стороны неуместны, а с другой –  это добавляет интереса от зрителей. В медийном футболе всё под камерами. Ты, если там что-то скажешь, то тебя будут обсуждать неделю. И тебе придётся и извиняться, и объяснять, почему ты так сделал, а в профессиональном всё, что на поле, осталось на поле.

– После дебюта в медийном футболе у тебя была командировка в карагандинский «Шахтёр».

– Меня позвал Магомед Адиев, сказал, что собирается хорошая команда, которая претендовала на медали. Обсудил с женой и поехали. Приехал, отличная команда с сильным тренером. Не зря же сейчас Адиев переписывает рекорды в сборной Казахстана?

– У вас были матчи с московским «Спартаком» и «Шахтёром».

– Да, против «Шахтёра» я даже гол забил. А там состав был из десяти бразильцев и одного украинца. Нас возили всю игру, но я всё равно отличился. А это команда уровня Лиги чемпионов.

– Почему в итоге не остался в Казахстане?

– Мы здорово начали сезон, в Караганде мы проиграли лишь один матч, но там были финансовые проблемы. Сначала сказали, что всё будет хорошо, деньги заплатят, а в итоге ни зарплаты, ни премии. Ушёл Адиев, и я ушёл первым из футболистов, а затем и ещё семь-восемь человек.

«На меня напал мой однофамилец, не хочу называть его братом. А его жена в то же время стала душить мою»

– В Казахстане играл и твой брат Никита, который после благотворительного медийного матча напал на тебя и нанёс 30 ударов.

– Если всё это есть на просторах интернета и суммарно более миллиона человек это видело, какой смысл это утаивать? После игры «Матч ТВ» против Reality на меня напал мой однофамилец, не хочу называть его братом. Мы к тому моменту не общались уже три года. Я его увидел и подумал: «Может хочет пообщаться?» Я никак не думал, что человек начнёт меня душить и избивать. А в это время его жена напала на мою и тоже стала душить. Там было 50 человек – комментаторы, блогеры всё это видели. Что у них было в голове? После этой истории мне писали многие футболисты, которые меня знают и спрашивали: «Кирюх, как такая дичь вообще могла случиться?»

– Ты обращался в полицию?

– Да, я подавал заявление, у нас есть все справки, что мы сняли побои, но там тоже свои нюансы, что человек просто уехал в Казахстан (интервью было записано до перехода Никиты Малярова в «КАМАЗ» – прим. Metaratings).

– Наткнулся на статью, где сомневаются в честности этой истории. Цитирую: «Кирилл Маляров не похож на человека, которого 30 раз ударили по голове ногами. На его лице нет ни одной отметины. Врачи подозрительно быстро отпустили парня домой, а сам Маляров записывал видео из скорой». Тебе есть что возразить?

– Ты понимаешь, у меня вся голова была покрыта гематомами и на это есть все справки, подтверждающие мои слова. У меня все левое полушарие было вздуто, под волосами был реальный ужас. Это хорошо, что рваных ран не было. Мне надо было побрить голову и это всё детально показывать? Ну я не собираюсь такой клоунадой заниматься.

Кирилл Маляров после нападения брата
Кирилл Маляров после нападения брата

– Ты говорил, что причина ненависти твоего брата к тебе – это война за наследство родителей. Но ведь ваши родители живы, что он хочет делить тогда?

– Ты правильно сказал, потому что я не знаю, что он хочет. У меня всё в порядке: жена, дочь, я общаюсь с родителями. Я смотрю на историю Поля Погба с шантажом от брата и друзей, примерно то же самое. Абсолютно непонятно, зачем и почему.

– У вас уже было одно пересечение, когда твой «Нижний Новгород» играл с его «Шинником». Что случилось тогда?

– У нас было три пересечения. Сначала я играл за «Нижний» против «Шинника», и он лез драться на меня. Мы сели в автобус с командой, и он при всех звал меня драться. Я не знаю, может, у него какие-то отклонения? Но ему 32 года, всегда можно обсудить все претензии. Я пытался с ним общаться, но он не хочет разговаривать. Я уехал в Казахстан – и тут же он переходит в «Актобе». У нас с ними очный матч, он не играл, возле автобуса я слышу: «Э, выходи драться». А потом перед игрой, когда я разминался, он стоял и пять минут пялился в пяти метрах от меня и потом ушёл.

– В какой момент у вас испортились отношения?

– Наверное, когда у меня появилась девушка, и я начал меньше ему времени уделять. Честно, не знаю.

– А как на всё это реагировали родители?

– Я поддерживаю общение с родителями, а с ним они не общаются. Как можно приезжать со своей женой и чуть ли не с кулаками бросаться на своего отца? Он пытался на него напасть, но отец никогда не думал, что такое произойдёт и где-то месяц не мог отойти от шока. Он уже старый, куда ему такие потрясения? Отец думал, что всё образумится, и у человека мозги появятся. В итоге случился такой инцидент, а отец поставил всё на кон, чтобы у брата пошла футбольная карьера.

Никита и Кирилл Маляровы
Никита и Кирилл Маляровы

– В материалах клуба, в миксте, на этом интервью ты предстаешь как абсолютно открытый живой человек, шоумен. Ты готов поддерживать этот образ и продолжать жечь?

– Жечь надо на футбольном поле, забивать голы, отдавать голевые передачи, чтобы команда побеждала. А по поводу интересных акций и историй от нашей пресс-службы, я всегда за и за любой кипиш. Но важно соблюдать баланс, чтобы и играть при этом.

– Тебе 25 лет, карьера только стартовала. Есть ли у тебя какая-то цель или мечта?

– Со стартом карьеры ты, конечно, перегнул. Я же поменял уже девять команд. Моя цель – быть на ведущих ролях среди российских футболистов. Чтобы меня узнавали, что это Маляров, он играл там-то и там. По поводу Европы? Многие скажут, что уже поздно. Да ничего не поздно: если поставить цель, то можно к ней идти. Буду стараться. Я себе задал планку, ниже которой нельзя опускаться. Мне скажут, какой уровень ты себе поставил, колхозник? А вот такой вот, и надо ему соответствовать.

Получить бонус для ставок от партнёра «Балтики»!
Тест 13 вопросов 5 минут
Квиз: как хорошо вы знаете футбольную «Балтику»?
Комментарии
Нет комментариев. Будьте первым!
Матч-центр
18:00
Футбол
Чемпионат мира ФИФА
Тунис
-:-
Франция
Тунис — Франция
18:00
Футбол
Чемпионат мира ФИФА
Австралия
-:-
Дания
Австралия — Дания
22:00
Футбол
Чемпионат мира ФИФА
Саудовская Аравия
-:-
Мексика
Саудовская Аравия — Мексика
22:00
Футбол
Чемпионат мира ФИФА
Польша
-:-
Аргентина
Польша — Аргентина
10:00
Футбол
Китай Суперлига
Шаньдун Тайшань
-:-
Шиичжианг Юнгчанг
Шаньдун Тайшань — Шиичжианг Юнгчанг
14:00
Футбол
Китай Суперлига
Хэбэй Илиньшаньчжуан
-:-
Далянь Аербин
Хэбэй Илиньшаньчжуан — Далянь Аербин
14:00
Футбол
Китай Суперлига
Тяньцзинь Тэда
-:-
Гуанчжоу Фули
Тяньцзинь Тэда — Гуанчжоу Фули
14:30
Футбол
Китай Суперлига
Wuhan Three Towns
-:-
Чанчунь Ятай
Wuhan Three Towns — Чанчунь Ятай

Статьи по теме

На данном сайте используются файлы cookie
Это обеспечивает клиентам персонализированный доступ и повышает результативность от посещения ресурса, позволяя нам наиболее эффективно оказывать услуги. Пользуясь веб-сайтом и принимаяусловия настоящей политики, вы даете согласие на использование файлов cookie в соответствии с условиями настоящей политики.